Перейти на главную страницу
Поиск по сайту

Анальное воспитание дочери

Янкина попка Анальный дефлоратор Беглянка из Тбилиси Варя и Содомский Бизнес Анальная арфистка Вечер Варя и Содомский Бизнес продолжение Анальный треугольник Ответственное поручение Оазис Студия АНАЛизируй Это! Катина дырочка Признание Юрьев День Проститутка по желанию Путешествие по жизни В автомобиле Долбящий в ночи Я давно. Ночь любви Любимая теща 4 Прелестница Анютка или Хитрая Тварь Случай на работе В гостинице Необычный День рождения Баба Катя Маринкина жопа Неслужебный роман Урок биологии часть 4. Педсовет Новый Год - 2 У гинеколога Светлана Светлана продолжение Приключения моей попки Мечты сбываются Как стать счастливым Пациентка Проба Спящая красавица Девушка моей мечты Случай Попка на сеновале Не люблю усатых Ирина Анальное воспитание дочери Пьянству-бой! Не люблю я этих Маша На поляне Анальное обследование Анальный отель Валина дырочка Поездка в Эйлат Атака на мою попку Моя подруга - гинеколог Правдивая любовь Как приятен член в дерьме Должность Анальный онанизм Искренняя признательность алькиной попочке Анальное знакомство Занятный случай Моя пожилая тёща Странная любовь Уроки Хозяина: продолжение Родители на даче Да хоть Квазимодо! Попа на бутылке Баба Нюра Первый блин в попу Письмо подруге Месть Лизы Один оргазм на двоих Третий урок любви для Марины Эпизод 5. Безумие Исповедь заочника Сексуальный автобус Как полюбить в попу пособие для жены Как Серега мою попку девственности лишил Королева давала бал Анальное влечение Нью-Йоркское метро Попка Лоры Лишение невинности Аленкина попка В плену обстоятельств Янкина попка Летняя ночь на хуторе близь. Часть 3 О пользе массажа Делать нечего! Часть 2 Анальный секс Попка моей жены Сцены семейной жизни. Часть 1 Сцены семейной жизни. Часть 2 Сцены семейной жизни. Часть 3 Моя попка Попка горячей армянской девственницы Маленькая дрянь Любимый Новый Год Планета секса. Часть 1 Планета секса. Часть 2 Съемка порнофильма Клапан сорвало Секретарша С моей нежной деточкой Ночные крики продолжение Сам себя Мой дневник Оля Где вы мужчины!? Мои дневник Нина Анальная обкатка Особенности восточного секса На попойке В лучших традициях анального секса Встреча с любовницей Первый раз Учительница английского Дом наслаждений. Часть 1 Дом наслаждений. Часть 2 Дом наслаждений. Часть 3 Знакомство в автобусе. Часть 1 Начальница-2 Знакомство в автобусе. Часть 2 Начальница-3 Анальное наслаждение Алёна Попки моих соседок Категория: А в попку лучше Автор: Spider перевод Название: Попки моих соседок Когда я разводился, мне пришлось продать дом, чтобы отдать бывшей жене её честную половину нашего состояния. То, насколько это была честная половина я обсуждать не. Вобщем, мне пришлось переехать в небольшой домик в районе подешевле. Нужно же мне где-то ночевать, в конце концов! Вскоре я понял, что ничуть не прогадал, поселившись в моей хибаре. На самом деле, теперь, когда у меня в спальне не стоят два шкафа с платьями, занять всё это пустующее пространство мне нечем. И у меня вдруг появилось столько свободного времени! А главное, никому не надо докладывать, зачем мне третья банка пива или почему это Рой звонит в пол-двенадцатого ночи. К своему огромному удовольствию, я обнаружил что окна моей кухни выходят прямо во двор соседнего домика, где живут две очень симпатичные девушки-студентки. Особенно приятно то, что они частенько нежатся на солнышке в таких ма-а-аленьких купальниках, именно в этом дворике. Я даже притащил на кухню кресло, чтобы наблюдать за. Когда они начинают натирать друг друга маслом для загара, мне кажется что моя ширинка всё-таки лопнет, и мне придется навсегда расстаться с очередными брюками! В один солнечный день в середине июля, одна из моих соседок, взглянув в моё окно, заметила таки меня! Ну что мне оставалось делать - пришлось приветственно помахать ей, и распахнуть окно. Вы, девчонки, не хотите содовой? Через мгновение они уже оставили одеяло на котором лежали и обойдя дом стучали в мою дверь. Добираясь до двери, я пытался придумать, что бы такое сделать, чтобы девчонки не заметили как у меня стоит. А так как день был очень жаркий, то кроме легких хлопковых шорт на мне ничего не было. А потом решил: А какого, собственно, чёрта?!. И открыл дверь, впуская из внутрь. А это - Лаура. Конни была выше подружки сантиметра на два-три, и её русые волосы были более темного оттенка, чем грива Лауры. Лаура вошла внутрь и кивнула Конни, бросив взгляд на большую кровать в спальне. Конни расцвела в улыбке. Пока всё складывалось удачно, девчонки не заметили выпуклости размером с большой огурец спререди моих шорт. Но тут Конни брякнула: Похоже, у тебя проблемы. Там, под этими старыми шортами. Присаживайтесь, а я пока приготовлю содовую! А сколько же им, кстати, лет? Может им ещё и пить-то нельзя? Сколько Вам, вообще, лет? А Лауре - 19. А ты что, собрался утаивать от нас этот ценный продукт? Между прочим, сам позвал - мы не набивались! В это время я, стоя на кухне пытаюсь пристроить шорты так, чтобы на них не было особо заметных бугров. Однако, мои попытки успехом не увеньчались. Когда я вошел в комнату с двумя стаканами содовой, первое что я услышал, было: Ага, Лаура, смотри, он думал мы ничего не заметим!. Не за газировкой же мы к тебе пришли! А Лаура посто встала с дивана, неспешно и эротично стянула трусики от купальника, потом оперлась руками на кровать, выставив свою очаровательную попку в воздух, и позвала: Хватит скромничать! Давай, вставь свою штуку мне в попку! Я был просто в шоке! Однако, Конни уже сдернула с меня шорты, оставив в костюме Адама с выпирающими частями. Но я всё ещё не верил, что это поисходит со мной! Пока я стоял как полный идиот, с торчащим членом. Конни наведалась в ванную и принесла тюбик крема для загара. После этого она бросила тюбик на кровать недалеко от Лауры, которая так и стояла, демонстрируя мне свою гладко выбритую виску и легко вращая бедрами. Вот Конни опустилась на колени позади своей подруги, одной рукой приоткрыла уже влажные губки Лауры, и легко начала вставлять в подружку свой пальчик. А я всё ещё стоял просреди комнаты, слушая постанывания Лауры и крепко схватившись а свой член. Но вот моё оцепенение прошло, я передвинул журнальный столик со стоящими на нём бокалами ближе к стене. И Лаура тут же встала посреди комнаты раком, открыв мне все свои прелести. Конни натёрла маслом мой член, а потом крепко схватив его, потащила меня ближе к ждущей Лауре! Когда красивая девушка схватив Ваш член направляет его в попку другой красавицы, это посто незабываемо! Я опустился на колени позади Лауры, Конни прижала головку моего члена к задней дырочке подружки, и я осторожно начал проталкивать его глубже. Сразу у меня не получилось, и мне пришлось нажать сильнее, Лаура закусила нижнюю губу, у неё выступили слёзы, но она молчала, не произнеся не звука, я пока не вошел дальше сфинктера. Лишь теперь она шепнула: Подожди!. Через минуту мышцы её попки расслабились, и я смог войти в этоту прекрасную попку на всю глубину своего члена! Конни уже улеглась под нами и начала своим нежным язычком облизывать мои яйца, пока я имел её подружку. Я двигался всё наращивая и наращивая темп, не веря, что я занимаюсь анальным сексом с одной красоткой, пока другая работает надо мной язычком. Если этот нежный язычок исчезал, то, значит Конни взялась за гладкую киску Лауры, пока мой поршень ходил в её заднице. Не в каждой порнухе такое увидишь! Вот ладошка Конни легла на мой зад, я чувствую как её влажный пальчик входит мне в зад, пока я трахаю в заднй проход Лауру! Её попка это посто прелесть! Такая упругая, такая нежная! Вдруг, палец Конни входит в мой зад на всю глубину, и - АААААААААААААааааааа! Конни спешно вытаскивает мой дергающийся член из попки подруги и направляет себе в ротик, надеясь кое-чем поживиться. Она проглатывает всю сперму и развратно облизывает губы, глядя на. Лаура поднимается на ноги: - Ну, и как на вкус этот жеребец? В тот день я узнал много нового о язычках, попках и кисках своих соседок. Окзалось, что обе они обожают секс, когда одни из них имеют в задний проход, а другая может вылизывать влагалище подружки и член входящий в подставленную попку! Вобщем, знаете, я так ни разу ещё и не пожалел, что развёлся! Недоступная к аналу Категория: А в попку лучше Автор: Мажор Название: Недоступная к аналу Джордж нежно обнял жену: - Мне очень жаль дорогая, но не нужно портить вечер из-за таких пустяков. Продолжайте веселиться, я вернусь как только смогу. Рэйчел вымученно улыбнулась: - Без тебя так плохо. Проводив мужа, она вернулась к своим обязанностям хозяйки. Но время от времени вспоминала о сестре. Что делает Шейла в этот день рождения? Шейла открыла дверь и впустила Джорджа. Она взяла его за руки и повела в крохотную столовую. Стол был накрыт на двоих. Только отдашь мне его позже. Джордж с тоской ждал той минуты. Он был мужчиной сильным и властным, но Шейла подавляла его, заставляла чувствовать его импотентом. Если она занималась сексом, то была лидером, не допускавшем никаких вольностей для. Джордж страстно хотел её она была красавицей ,но одновременно люто ненавидел. Со своей женой он был нежен, но с её сестрой был зверем. Джордж всегда хотел Шейлу анально, хотел отодрать эту сучку в её молодой и упругий зад, но Шейла не допускала этого, она издевалась над ним и унижала. Шейла села на кровать, сняла брюки с Джорджа и принялась сосать его длинный член. Это она умела делать великолепно. Взяв пенис двумя пальцами, она мастурбировала основание, а ртом повторяла движения " вперёд-назад ". Но ведь ты не любишь обычный секс, ты ведь не можешь кончить, правда, бедняжка? Потому что ты любишь попку, и трахать любишь в попку, а тебе не дают анально. Ты ведь хочешь меня в анал, да? Хочешь трахнуть меня в задницу? Только ты этого никогда не получишь, слышишь никогда! Джордж медленно вводил член ей во влагалище. Её ноги были широко раздвинуты, пышная и увесистая грудь даже не колыхалась. Внезапно что-то взорвалось в мозгу Джорджа, глаза застлало багровой пеленой. Он вышел из Шейлы, перевернул её на живот, раздвинул ей ноги и вошёл. Крики ужаса и боли вырвались из уст его любовницы. Джордж жестоко и беспощадно сажал ей в анус свой огромный член. Он трахал её без всякой тени смущения. Наконец-то он овладел этой огромной и апетитной задницей. Говоришь, что я никогда не получу твою задницу? Я уже трахаю тебя в твою девственную попку. Она ощущала дикую боль. Никто никогда не имел её анально. Она была властная и гордая, а тут вдруг её трахают как последнюю шлюху. Её зад, такой упругий, нежный и молодой, вдруг превратился в самое больное место на её теле. Шейла обеими руками вцепилась в подушку, спрятав там красное от боли и унижения лицо, но её " тиран " был беспощаден. Схватив правой рукой за волосы Шейлу она была блондинка с длинными и пышными кудряшкамиДжордж потянул её к. Он на секунду вышел из анала. Поставив Шейлу на колени, он выпрямил её, обнял за грудь, а затем вновь вогнал свой фаллос в зад. Новая волна боли пронзила Шейлу. Она стала кричать и брыкаться, пыталась выдернуться из объятий Джорджа. Тогда любовник поставил её раком, сам вскочил на неё сверху и всё началось сначала. Шейла кричала уже меньше, казалось ей всё равно. Джордж вдруг содрогнулся, его член напрягся, сам он сделал последний толчок и, высунув пенис из зада Шейлы, кончил прямо в её расширенное, огромное, чёрное дупло. Джордж залил всю её задницу своей липкой спермой. Шейла замертво упала на кровать. Будешь знать, что такое настоящий секс! Категория: А в попку лучше Автор: Мажор Название: Изнасиловали в. Ив разделась, приняла ванну, слегка помастурбировав в ней, а после надела чёрный прозрачный, льнущий к телу пеньюар. Наконец в дверь еле слышно постучали. Она поспешно повернула ручку двери. На пороге стоял Адам Уорнер. При виде Ив глаза его зажглись восхищением. У тебя такое роскошное тело, что я немедленно тебя хочу. Какие восхитительные ноги, какой большой и упругий бюст. Я даже подумать о таком не. Ты во мне не разочаруешься. Положив ладони на плечи Адама, Ив притянула его к. Губы их встретились, словно что-то взорвалось в груди Ив. Она почувствовала, как язык Адама скользнул ей в рот. Адам сорвал пиджак, в мгновение освободился от одежды, оставшись обнажённым. Он был похож на ожившую статую греческого бога. Перед Ив возникло атлетически сложенное мужское тело, но что ещё больше привлекло внимание Ив, так это то, что неимоверно огромный обрезанный половой член находился в эрекции. Сгорая от желания, Ив бросилась на постель. Дай мне свой зад! Ив непонимающе посмотрела на него: - Я. Тут он ударил её по лицу. Ив ошеломлённо уставилась на Адама Уорнера. В глазах у девушки всё поплыло. Тяжёлая пощёчина оглушила Ив. Внезапно она почувствовала, как сильные мускулистые руки поднимают её, переворачивают и ставят на колени. Вдруг она почувствовала, что ребро ладони с силой опустилось на шею. Ив поняла, что сейчас она потеряет сознание. Тем временем Адам подтянул её округлые бёдра выше. Своими сильными руками он раздвинул пышные ягодицы, прижался всем телом, и одним мощным толчком врезался в неё. Его огромный член с большим трудом вошёл в девственный зад Ив. Да, Ив была девственницей в попе. Она очень часто занималась сексом и её влагалище имело внушительный размер. Половые губы Ив отвисали, отчего можно было подумать будто Ив занималась сексом с самого своего рождения. Но никто ни разу за всю её жизнь не стимулировал ей анус. Адам вошёл в неё резко, с силой, причиняя каждым ударом ещё большую боль. Он жёстко насиловал её девственную задницу и получал от этого огромное наслаждение. Адам даже не потрудился облегчить её страдания. Он резко вогнал свой длинный пенис в Ив по самое основание. Такого девушка явно не ожидала. Внезапная невыносимая боль пронзила её задний проход. Девушка уже было раскрыла рот, чтобы закричать, позвать на помощь, но, представив, что Адам может с ней сделать, умоляюще пробормотала: - Пожалуйста, пожалуйста, я не могу этого вынести. Она попыталась вырваться, но крепкие руки Адама держали её за бёдра цепко. Он неутомимо насиловал Ив, разрывая её внутренности неимоверно огромным фаллосом, словно палач, наслаждающийся страданиями жертвы. Адам просто отдирал Ив, с силой толкал свой разгорячённый фаллос в анальное отверстие Ив. Но Адам продолжал двигаться всё быстрее и быстрее внутри Ив. Он вталкивал свой пенис всё глубже и глубже. Он рвал бедную девушку на части. Пихая свой толстый член в анус Ив, Адам постоянно рычал. Хриплый стон, вырвавшийся из его уст - это было последнее, что запомнила Ив. Когда она пришла в себя и открыла глаза, Адам Уорнер сидел уже в кресле одетый, куря сигарету. Она пыталась подняться с кровати, но не смогла. У неё было ощущение, что её разорвали на две половины. Обычный секс, он так однообразен. К чему нам это? Ты не согласна, дорогая? Сказав это, он подошёл к Ив и нежно поцеловал её в губы. Адам захлопнул за собой дверь. Дождавшись пока он уйдёт, Ив сползла на пол. Она поползла до двери и, достигнув её, закрыла на защёлку. Только сейчас она чувствовала себя вне опасности. Тело Ив мучительно ныло. Каждый шаг доставался ей с трудом. Никогда в жизни Ив не испытывала ничего подбного. Это был тот самый Адам, которого она так хотела, так страстно желала. И именно этот Адам взял её силой, надругался над ней, причём в самой что не наесть извращённой форме. Как она могла себя чувствовать? Янкина попка Категория: А в попку лучше Автор: Blind Название: Янкина попка Старшая сестра мой жены - Яна, всегда привлекала мое внимание. Не то, чтобы жена меня не удовлетворяла или была страшна. Отнюдь: моя Ленка - очень симпатичная пухленькая девочка с внушительным бюстом и кучей откровенных постельных желаний. Яна же, напротив всегда была образцом скромности, воздержанности и умеренности. Замуж она только в 25 вышла, тогда же! Шедевр целомудрия, короче говоря. При этом Янка - обладательница очень неплохой фигуры в отличии от Ленки, чего уж там греха таить, с талией у нее напряженно и длинных ног. Несколько огорчает только еле дотягивающий до первого размер груди, ну да ничего, и это очень даже симпатично бывает. Сейчас ей 31 год, у нее муж, которого она любит и шестилетняя дочка Лиза, очень симпатичная девица растет. Мне самому 24 годика. В это лето случилось мне отвозить на нашу дачу Яну с Лизкой. Мои любимые теща с тестем отправились на юг в какой-то там санаторий, так что из умеющих водить машину остался один только. Янкин муж за руль садиться по неизвестным причинам побаивается. Ленка поехать не захотела - с работой у нее заморочки какие-то были, не успевала. Так что поехали мы втроем. Я собирался отвезти их, пробыть там выходные и к вечеру воскресенья вернуться в город, оставив их на даче. Все время, проведенное в дороге, по возможности в зеркало заднего вида я любовался на Яну. Красивая женщина, чего говорить. Когда приехали: как обычно, устроили костер, шашлык, питие вин разнообразных, потом уложили Лизку спать, а сами остались на террасе болтать о высоких материях. Все время разговора я украдкой созерцал ее колени. Когда собрались уходить, то чисто случайно одновременно пошли в дверь и чуть не столкнулись в. Несколько секунд, замерев, мы стояли в дверном проеме вынужденно прижавшись и глядя друг к другу в. Тут Яна смутилась глаза опустила и проскользнула внутрь, на так называемую кухню. Она встала у плитки и о чем-то задумалась. Я тихо подошел к ней сзади, меня словно влекла какая-то сила, и приобнял ее за талию. Все ее тело напряглось, ощущая приближающуюся грань фола во взаимоотношениях. Не смотря на это, я легонько прикоснулся губами к ее шее. Она вздрогнула, я услышал протяжный вздох, после чего она полностью расслабилась, стала как тряпочка - мягкая и податливая. Я еще раз, на этот раз уже более откровенно поцеловал ее в шею. Она отбросила голову. И я покрыл поцелуями открывшуюся беззащитную шейку. Она дрожала, я чувствовал эту дрожь всем телом. Мои руки, покинув талию, медленно поползли вверх и в какой-то момент оказались на ее груди. Лифчика на ней естественно не было жарко все-таки и я почувствовал под своими ладонями твердую плоть сосков. Через несколько секунд я запустил руки ей под футболку и вот, ее грудки были в моих ладонях. Я продолжал со всей возможной страстью целовать шею Яны. Ее дыхание стало неровным и прерывистым, она дрожала. И тут я взял пальцами ее соски, слегка сдавил и покрутил. О, что это за чудо, соски рожавшей женщины, кормившей грудью. Кое-кому они не нравятся, эти самые некоторые называют такие соски «дверными звонками». Что может быть приятнее, чем ощущать под своей рукой затвердевшую плоть женских сосков, сосков рожавшей замужней женщины? Совсем тихонько, но я услышал этот ее стон. Мои ласки ее груди активизировались. Я чувствовал, как дрожали и слегка подгибались ее ноги. Она оперлась обеими руками на стол, и когда ноги в очередной раз чуть не подвели ее, слегка наклонилась вперед, мягко воткнувшись своей роскошной попкой в. В мой эрегированный до каменного состояния член. Что это было за зрелище! Она стояла передо мной в тусклом лунном свете в задранной чуть не до подбородка футболке, соски ее грудок торчали не хуже моего члена, а блеск в ее глазах был просто сумасшедшим. » - спросила. Наши губы сомкнулись в поцелуе. Давно я так не целовался. И уж тем более от скромницы Яны я такого не ожидал: целовалась она со страстным неистовством по уши влюбленной школьницы, получившей, наконец-то доступ к объекту своих мечтаний. У меня закружилась голова, я обнял ее и крепко прижал к. Моя правая рука соскользнула с Янкиной талии и оказалась на ее попке. Она снова напряглась, но секундой позже снова расслабилась, крепче обняв. Моя язык гулял по ее рту, сталкивался с ее языком, исследовал ее губы. Ее язычок также время от времени проникал мне в рот. Мы сосали губы друг друга, языками ласкали языки. А в это время я мял ее попку и медленно поднимал юбку. Яна постанывала от возбуждения. И вот, наконец, мои пальцы коснулись ее трусиков. Яна резко и прерывисто вздохнула. В тот же момент мои руки оказались под ее трусиками на нежной коже ягодиц. Я прижал Яну к стене и с еще большей страстью впился в ее губы. Она ответила тем. Она высокая, почти с меня ростом, поэтому мне не приходилось пригибаться, чтобы ласкать ее попку. И очень скоро я осторожно дотронулся пальцем до звездочки ее ануса. Ее ноги снова ослабели, и она слегка присела, позволив мне еще откровенней проникнуть в ее промежность. Я слегка наклонился, целуя ее в шею и тут почувствовал под своими пальцами все глубже пробирающимися под трусики Яны мягкие волосики и влажные губки. Где-то совсем рядом скрывалась дырочка ее влагалища. Я почувствовал, насколько мокрой она была: капельки влаги, намочив трусики, текли по ее бедрам. Я резко повернул ее и наклонил. Яна оперлась руками о стол. Одним движением стянув трусики с ее попки, я потянул их вниз, опустив до самого пола. Яна освободила из них одну ногу. Сорвав с себя шорты я, проведя пару раз членом по истекающей от желания Яниной киске, я ввел его внутрь. До Яны в это момент стало в полной мере доходить, что же она делает. Но было уже поздно. Стыд боролся в ней с желанием, врожденная скромность с мгновенным приступом похоти. Я, активно действуя тазом наклонился к ней и прижался всем телом, после чего аккуратно дотронулся до ее клитора. В этот момент какие бы то ни было сомнения окончательно оставили Яну. Она шире расставила ноги и слегка опустила попку, позволяя мне все глубже проникать во влагалище. Я выпрямился и крепче взял ее за зад. Потом несколько раз сильно шлепнул. Яна застонала и почти упала грудью на стол. Ее тело билось в конвульсиях оргазма. Я не останавливался, все сильнее и глубже всаживая в нее свое оружие. Наконец ей удалось соскользнуть с моего члена. Она, обессилев, опустилась на пол. Судороги оргазма продолжали сотрясать. Мой член пребывал в боевом положении, глядя ей в лицо. Яна протянула руку и взялась за. Я взял ее за волосы и легонько потянул в направлении своего члена. Очень осторожно Яна чмокнула мою мокрую красную головку. После чего, осмелев, несколько раз облизнула. Потом, видимо решив про себя что-то типа, гулять, так гулять, закрыв глаза, взяла головку моего члена в рот. Может до того момента сосать ей доводилось не так уж часто, но получалось это у нее отменно. Не каждая опытная минетчица могла с ней сравниться в. Ее язычок порхал по моей головке, голова двигалась туда-сюда, массируя член упругими губами, а правая рука ласкала его основание в такт движениям головы. Тут не выдержал и я: внизу живота стала нарастать горячая волна, выплеснувшаяся через несколько мгновений струей густой спермы ей в рот. Сглотнув, Яна подняла лицо и посмотрела на. По ее подбородку стекало несколько струек спермы, а губы блестели, покрытые моей семенной жидкостью. Яна облизнулась, отправив в рот сперму, покрывавшую ее губы. Картина эта непередаваемо меня возбудила: шутка ли, это ведь та самая целомудренная Яна, которая всегда являлась образцом скромности! Мой член вновь начал подниматься. Яна с испугом наблюдала за его метаморфозами. Я взял ее за руку и чуть не насильно повел в комнату, где собирался спать. Она безмолвно следовала за. Я включил свет и толкнул ее на тихонько скрипнувшую кровать. Яна легла передо мной, широко раздвинув ноги. Под моим взглядом, жадно блуждающим по ее телу, ее соски вновь затвердели и теперь смотрели вверх, венчая маленькие холмики грудок. Я опустил взгляд ниже на холмик черных волос на ее лобке. Ноги Яны самопроизвольно согнулись в коленях, раздвинувшись еще больше и открыв тем самым еще не успевшую высохнуть промежность. Ее киска была очень красивой. Она вызывала во мне такую волну желания, такую похоть, что хотелось назвать ее, просто-таки, Пиздой. Какая же это киска: мокрая похотливая Пизда взрослой рожавшей женщины, которая снова хочет. «У тебя классная пизда! Яна, будто не услышав, ответила, раздвинув руками губы своей вагины и открыв мне все прелести своей пизды: «Возьми меня! » Я не заставил себя долго ждать. Мой член уже был в. Она обняла меня ногами за талию, а после подняла их и уложила мне на плечи. При каждом моем движении она повторяла: «Да… да… да…». Тут я оценил преимущество рожавших женщин перед не рожавшими. Я никогда не жаловался на величину собственного члена и, случалось, даже делал своим любовницам больно, врезаясь головкой в матку. Здесь же, как бы сильно и глубоко я не всаживал в нее член, она только громче стонала от наслаждения, не выражая, какого-либо неудовольствия от болевых ощущений. Это была незабываемая картина: Яна лежала передо мной, я держал ее ноги перед собой очень широко раздвинув их, а она активно дрочила свой клитор и сквозь стоны я слышал: «Еби, еби меня… Сильнее… Отымей меня… Давай, выеби меня… Я твоя шлюха… Мне нравится твой хуй…». Моя Яна проявляла все новые и новые таланты. Еле успев вынуть член из ее влагалища я вновь кончил. Струя спермы брызнула ей на живот, несколько капель долетело и до лица. Видя не полную удовлетворенность своей любовницы я опустился на колени и прильнул ртом к ее пизде. Она положила руки мне на голову. Только мой язык успел проникнуть в ее дырочку а потом коснуться клитора, Яна тоже кончила. Она сжала ногами мою голову. Ее ноги мелко затряслись. Она издала протяжный низкий стон и замерла лежа на кровати, широко раскинув ноги. Я смотрел не нее: соблазненную и оттраханную мной женщину, старшую сестру моей жены, похотливую скромницу, целомудренную развратницу, мою Яну. Яна мало помалу «приходила в сознание», осознавая произошедшее. Ее глаза забегали, а на лице отразился испуг и смятение. Она вспоминала, как только что говорила, чтобы я «выебал ее, мою шлюху в ее большую мокрую пизду», чтобы я «порвал ее похотливую дырку своим хуем» и т. Ее лицо сильно покраснело, а когда она наконец-то заметила, что я с интересом разглядываю ее промежность, изучая все ее мокрые складочки, то она стала просто пунцовой. Я улыбнулся и сел к ней. Яна сжала ноги и опять вся напряглась. Я наклонился к ней и нежно поцеловал в губы, осторожно как бы случайно задев рукой левый сосок. Она вздрогнула, но тут, видимо подумав, что сделанного уже не вернешь, вновь расслабилась и крепко обняла меня, прижав к. Весь следующий день прошел в двусмысленных взглядах и незаметных шлепках по ее попке. В ходе купания я невзначай, стоя с Янкой рядом по горло в воде запустил руку ей в трусики. Исследовал попку, а потом дотронулся до ануса и стал его слегка массировать, после чего, обняв ее другой рукой и лишив маневра, ввел палец ей в попку. Она слегка пискнула, но потом снова расслабилась и прижалась ко мне, запустив руку в плавки и взявшись за мой эрегированный член. Почувствовав его твердость она довольно мурлыкнула и вильнула задом освобождая свой анус от моих цепких объятий. Вечером, только успев уложив Лизу, и дождавшись, когда она уснет. Мы помчались в мою комнату, скидывая с себя на ходу одежду. Секс в этот раз был еще более бурным чем вчера. Яна снова в полубессознательном состоянии умоляла меня «выебать ее во все дыры» и т. Я нещадно трахал ее, просто-таки насиловал, крепко прижав к кровати и мощно всаживая в ее пизду свой разгоряченный хуй. Яна хотела встать на четвереньки, но я не позволил ей и продолжал ебать ее, лежащую, сзади, тесно прижимаясь к ее попке. Она была совершенно беспомощной, лежа подо мной широко раздвинув ноги и слегка отставив попку, чтобы мне было удобнее трахать. Я почувствовал, что она близка к оргазму и тут пошел ва-банк. Я приподнялся, крепко взял свой мокрый член в руку и, прислонив его к янкиному анусу, сильно нажал. Было немного больно, хотя ее попка, как и мой член, были густо покрыты смазкой из янкиной пизды. Лишение попки девственности вещь довольно-таки тяжелая. Яна застонала, крепко вцепившись в подушку. «Нет, нет, не надо, мне больно…», услышал. Но было поздно: головка моего члена уже была внутри ее попки. Я медленно вводил его все глубже. Мне было жалко ее попку: я видел, как она напрягается, пропуская внутрь себя мой толстый член. «Не-ет…», снова хныкнула Яна. Но я не слушал. Мой хуй к этому времени уже полностью оказался в ее попке, все-таки она была довольно скользкой. Я стал медленно двигаться туда-сюда, ощущая, как постепенно расслабляется сфинктер ее ануса, позволяя мне все с большей амплитудой ебать ее попку. «Больно…», снова захныкала Яна. », посоветовал я. Трахал ее в попку я минут десять, показавшихся Янке вечностью. Кончив в нее, я пошел на террасу, помыл член и когда вернулся, то обнаружил ее в том же состоянии, лежащей на кровати. Ее анус, покрытый моей спермой, не успел еще полностью закрыться, демонстрируя соблазнительную дырочку, ведущую в недра попки. Яна подняла голову и посмотрела на меня с обиженным измученным видом. Она образно сравнила лишение попки девственности с родами, но я пообещал ей, что она не пожалеет о случившемся и вскоре научится получать от анального секса едва ли не большее удовольствие, чем от обычного вагинального. На следующий день, с самого утра, отправив Лизку играть с соседской девчонкой мы вновь с интересом стали посматривать друг на друга. Янкина попка до сих пор болела после моего вчерашнего над ней издевательства. И тем не менее мое основное внимание было обращено именно на. Яна попыталась урезонить меня, но я убедил ее, что если сейчас время упустить, то в следующий раз так же больно будет и все ее вчерашние мучения будут бессмысленными. Горестно вздохнув, Яна согласилась. Мы забрались на второй этаж, чтобы незаметно подобраться к нам было. Яна сняла трусики и, задрав юбку, наклонилась, оперевшись о кровать. Я встал на колени и поцеловал ее между ног в уже раскрывшуюся влажную пизду, лизнул клитор, стал щекотать языком анус. От столь откровенных и непривычных для нее ласк Янка быстро намокла. Ее ножки привычно задрожали, сообщая о готовности отдаться. Мой член легко вошел в ее мокрую горячую пизду. Яна выгнулась и застонала. Я стал все быстрее и сильнее вонзать в ее плоть свое толстое орудие. Она стонала, дрожала и просила меня продолжать. При чем конкретизируя, что и как именно продолжать. Я раздвинул ее попку и стал массировать пальцем анус. Потом облизнул большой палец и медленно ввел его внутрь янкиной попки. Она пискнула, но мои усилившиеся фрикции опять заставили ее упасть головой на кровать и самозабвенно застонать. Наконец пришла очередь ее попки. Когда головка моего члена прикоснулась к ее анусу, Яна вся напряглась, предчувствуя новую экзекуцию, сродни вчерашней. Однако, член вошел в нее на удивление легко, хотя и причинил ей определенную порцию боли. Яна попросила меня некоторое время не двигаться и дать ей возможность привыкнуть к «инородному телу» у себя в заднице. Через пару минут боль почти ушла и Янка санкционировала очередной анальный трах. Спустя еще несколько минут она с удивлением заметила, что ничего себе так, довольно приятно, хотя и немного больно и, вообще, ей нравится наш разврат, она получает удовольствие только от того, что является моей тайной похотливой шлюшкой. Ее пальцы в это время активно дрочили похлюпывающую мокрую от возбуждения пизду и щекотали клитор. Я кончил и некоторое время стоял не вынимая члена из ее зада, давая сперме стечь внутрь. Янка снялась с моего кола, села на кровати и заявила: «Хм, а мне понравилось, надо будет попробовать еще! А потом, немного подумав, добавила «Я тебя хочу! Но, видя мою полную опустошенность, не стала настаивать, а просто взяла меня за член, подтянула к себе и стала его сосать, прямо такой, какой он был: грязный, только что вынутый из ее зада. Я почувствовал, как новая волна возбуждения заполняет послеоргазменную пустоту. Я почувствовал, что янкины руки вновь дрожат. Она откинулась на кровать, раздвинула ноги и сказала: «Возьми меня! Я поднял ее сжатые вместе ноги и держа их перед собой ввел член ей пизду. Ее довольно широкое разорванное родами влагалище сжалось вокруг моего члена. Яна застонала сильнее прежнего. Несколько минут спустя, она попросила меня: «Теперь войди ниже! Конечно ввиду имелась попка. Член легко преодолел преграду ануса. Янкины ноги лежали у меня на плечах. Она вновь массировала свой клитор и на глазах «теряла сознание» снова уплывая в глубины кайфа. «Трахни мой анус… Отымей мою прямую кишку… Возьми мой задний проход… Выеби мои кишки…», стонала она, совершенно утратив связь с той рафинированно интеллигентной женщиной и образцом скромности, который все привыкли видеть в ее лице и окончательно превратившись в мою похотливую шлюху. Неожиданно она почти закричала: «А-а-а-а! Ее пальцы замелькали на клиторе, а частоту моих движений можно было сравнить, разве что с действиями швейной машинки. Все ее тело напряглось, выгнулось дугой, а потом она буквально упала на кровать, полностью расслабившись и позволив мне вновь через минуту достичь верха блаженства. Я, в полном изнеможении лег на. Яна обняла меня и зашептала в ухо: «Я твоя, ты можешь брать меня, когда тебе захочется, можешь делать со мной, все, что захочешь! В тот же вечер я уехал. Добравшись до дому, только успев сходить в душ я, еще не отойдя от трехдневного секса, я устроил с Ленкой настоящую оргию: все как положено с черным бельем, связыванием, плеткой, изнасилованием и спусканием в рот. Но все это было не. Не хватало попки Яны, ее похотливого ануса, доставившего мне столько удовольствия в эти выходные. Анальный дефлоратор Категория: А в попку лучше Автор: Blind Название: Анальный дефлоратор Праздники на моей прошлой работе устраивались часто и с размахом. При чем по большей мере без повода. Праздновались как дни рождения и знаменательные даты компании, так и окончание испытательных сроков, рабочих недель, увольнения. Короче говоря, если не было повода, его стоило выдумать. Каждое такое празднование сопровождалось обильными возлияниями, танцами, шманцами, обжиманцами и т. В один из таких вечеров нас осталось всего пятеро: я, техдиректор по совместительству мой лучший другшефская секретарша Таня, кадровичка и Ольга - начальница юротдела. Вскоре сбежала и кадровичка. Водки было выпито неимоверное количество. В результате устроили дискотеку. Я танцевал с Татьяной. Чуть не с меня ростом. Короче говоря, в пылу танцевальных кружений мы незаметно оказались за загородкой, где сидел теходтел. Рефлекторно губы наши встретились целовалась она очень неплохо, как оказалось. После чего, также рефлекторно, моя рука каким-то образом оказалась у нее под кофточкой. Ее грудки были довольно маленькими, так что она вместо лифчика носила коротенькую маечку. Все это я тут же на ощупь выяснил. Мои пальцы нашли ее упругие сосочки, слегка сжали и покрутили. Таня прижалась ко мне всем телом. Моя рука медленно опустилась на ее аппетитную попку. «Жаль, что она в брюках! » - подумал. Татьяна вывернулась из моих объятий и пошатываясь вышла из комнаты. Минуты три я смотрел, как любезничают Леха с Ольгой. Потом мне стало скучно и я пошел искать свою подружку. Обнаружил ее я в шефской приемной. Она стояла у зеркала с немым вопросом в глазах: «Что я делаю? » Я, повернул ключ в замочной скважине, выключил свет, подошел к ней сзади и обнял. Потом она стала задавать обычные в таких случаях женские вопросы: «Я совсем пьяная… Я же не красивая, что ты во мне нашел? » И, естественно, коронное: «Что мы делаем? » На все вопросы тут же нашлись адекватные ответы. Татьяна наконец-то расслабилась, обняла меня и вновь продемонстрировала свое умение целоваться. Расслабился и я, и не заметил, как Таня оказалась сидящей на столе, опершейся сзади на руки и запрокинув голову, при чем с задранной кофточкой, а я стоял перед ней и целовал ее грудки. Такая перемена декораций меня нисколько не смутила. И я стал медленно расстегивать молнию на ее брюках. Несколько опомнилась она только когда я стаскивал брюки и трусики с ее попки. Ее «не надо» прозвучало как возбужденный стон. И через несколько секунд ее ноги уже лежали у меня на плечах, а мой член все глубже проникал в ее плоть. Таня легла на стол. Ее пальчики крутили сосочки, она во все глаза смотрела на. Это зрелище меня очень возбудило и, не рассчитав движения, мой член выскочил из ее мокрой киски и ткнулся в попку. Я был возбужден настолько, что почти не заметил этого и, почувствовав сопротивление ее плоти, сильнее нажал. Ее попка была очень мокрой, даже на столе образовалась небольшая лужица смазки, так что проникновение в ее анус было довольно простым. На этот раз уже от боли. На этот раз ее «не надо» звучало почти умоляюще. Но я уже не чувствовал разницы. В тот момент я чувствовал только, что она стала моей женщиной и я беру. С каждым движением член все глубже погружался в ее попку. Наконец я осознал, что трахаю ее в задик. Я остановился, чтобы дать ее попке немного привыкнуть и расслабиться. Таня освоилась на удивление. Не в последнюю очередь тут стоило благодарить определенное количество спиртного, выпитого ей в тот вечер. Я продолжил трахать. Мне нравилось, что я первый «открыл» роскошную Танькину попку. Ее пальчики в это время запорхали вокруг клитора. Ее киска опять намокла и в стонах снова стало доминировать наслаждение. Минут через двадцать я кончил ей в задик. Таня обессилев лежала на столе закрыв. Я помог ей одеться, и мы пошли обратно: было уже поздно, пора собираться домой. Вернувшись мы застали замечательную картину: Ольга известная стервоза, кстати говоряобнажив свою внушительных размеров грудь стояла на полу на коленях перед сидящим на стуле Алексеем, и активно сосала у. Мы не стали им мешать и ретировались по-английски. Всю следующую неделю Татьяна старалась со мной взглядом не встречаться, но как только подошли выходные, а соответственно и очередной праздник души, незамедлительно вновь оказалась в моих объятиях. Еще через неделю столик в приемной был облюбован нами уже окончательно. Мы использовали его «по назначению» уже каждый вечер. Через некоторое время Татьяна пошла на повышение. Назначили ее начальником отдела кадров. На ее месте оказалась новая девочка. Тоже Таня, как ни странно. Она была невысокая, худенькая и очень симпатичная. В ближайшую пятницу после ее выхода на работу, вполне естественно, был устроен очередной сабантуй. И Леха подкалывал меня: давай, мол, с новенькой Таней связи налаживай. Шефские секретарши - твоя вотчина. Через пару часов, когда все уже хорошенько набрались, увлек я Татьяну беседой и пошли мы блуждать по этажам неохватного дома, где находился наш офис. Между делом, не заметили момент, когда начали целоваться. Забрели в женский туалет этажа на два ниже нашего офиса. Было уже поздно так что можно было не опасаться, что нас застукают. Мы стояли прямо посредине комнаты с умывальниками и целовались. Таня стояла спиной к зеркалам, чем я и пользовался: задрал ей юбку, приспустил трусики и ласкал ее маленькую попку, в подробностях все разглядывая. Я ласкал ее розовые сосочки языком, пальцами и ресницами. Она повернулась ко мне спиной и облокотилась на раковину умывальника. Я прижался к ней и стал целовать ее шею и плечи. Она запрокинула голову открывая моим ласкам свое горло. В этот момент моя рука скользнула в ее трусики спереди. Мягкий пушистый холмик между ее ног встретил меня теплом и влагой. Мои пальцы скользнули между ее губок. Танины ножки слегка сжались, она судорожно выдохнула. «Я хочу тебя так, сзади», сказал. В ответ Таня произнесла нечто гениальное: «Раком, что ли? » Не вдаваясь в подробности, я кивнул и слегка наклонил ее. Она раздвинула ножки и отставила попку. Ее пушистая киска раскрылась под моими пальцами истекала влагой. Я несколько раз провел членом между ее губками и медленно вошел в нее, чувствуя, как горячая влажная плоть обволакивает мой член. Я двигался все быстрее, все глубже и сильнее вгоняя свое орудие в. Таня выгнулась, ее ротик приоткрылся, она тяжело дышала тихонько постанывая. Я обнял ее и просунул руку ей между ножек. Маленький бугорок клитора затрепетал под моими пальцами. Таня судорожно сжала ноги издала длинный громкий стон, она почти кричала. Мне пришлось закрыть ей рот ладонью. » - стонала. Ее тело задергалось в конвульсиях оргазма. Я посмотрел на Таню: она легла грудью на раковину умывальника и широко расставила ноги. Ее тело слегка подрагивало от пережитого удовольствия. Задумчиво я провел пальцами по ее мокрой киске, засунул их поочередно внутрь, потом пощекотал указательным пальцем звездочку ее ануса и медленно ввел его внутрь. «Ну что ты делаешь? », засмущалась Таня, еще шире расставляя ноги и отклячивая попку. В ее задике в это время были уже два моих пальца. «Ну, ладно… не надо», произнесла Таня, игриво вильнув попкой. Я был возбужден до предела. Мои глаза затуманились, я готов был изнасиловать эту похотливую малышку. Издав тихий горловой рык я вынул пальцы из ее задика и вонзил в него свой член. «Ты что, в попку меня трахнуть решил?! «Не надо, мне больно… пожалуйста! Но я уже ничего не слышал и не понимал. Мой член все глубже входил в. Я смотрел, как ее попка медленно впускает в себя мой набухший и окаменевший от возбуждения ствол. Где-то на пределе сознания я слышал сдавленные стоны Тани. Она пыталась вырваться, но я крепко держал ее, продолжая насиловать ее девственный задик. Для меня прошли мгновения, для нее, наверно, вечность, когда я выстрелил в ее попку горячую струю спермы. Она с облегченным стоном снова легла грудью на раковину. Я смотрел, как медленно сжимается дырочка ее ануса, как несколько капелек спермы вытекли из нее и запутались в волосиках киски. Наконец, Таня пришла в себя: «Поцелуй меня… ты так приятно это делаешь…», попросила. Я не заставил себя ждать. Целоваться мы прекратили только в метро по дороге домой. Надо сказать, что сосала она замечательно и всегда старалась до капли проглотить мою сперму. После третьего или четвертого раза ее попка окончательно привыкла к анальному сексу и впускала в себя мой член уже беспрепятственно. Тане даже больше обычного секса нравилось, когда я трахаю ее в попку и одновременно ласкаю клитор. Недельки через три мы праздновали окончание испытательного срока одной нашей сотрудницы, Марины - довольно высокой симпатичной девицы, обладавшей просто порнографическими формами: грудь четвертого размера, длинные ноги, узкая талия, аппетитная попка. Единственная проблема: как водится у голубоглазых блондинок - глуповата. И, что удивительно, выпить любила. Водку пила - загляденье. Короче говоря, все были уже прилично навеселе, дискотеку, как водится, устроили. Я о чем-то с Маринкой трепался. То ли о философии Ренессанса, то ли о влиянии идиосинкразии на нашу жизнь. Ну и, окончательно потеряв тормоза, в стиле поручика Ржевского, заявил ей: «Марин, давай ебаться! », игриво ответствовала Марина. Я потащил ее в облюбованную приемную. Маринка плохо стояла на ногах, так что мне пришлось крепко обнять ее за талию. », томно выдохнула. Я включил в приемной свет, повернул ключ в замке и нетерпеливо облизнулся. Марина в это время снимала пиджак. Я подошел к. Ее рука тут же оказалась на моих бугрящихся брюках. Дрожащими от желания руками я расстегивал ее блузку. Наконец мне открылся вид на ее роскошные груди, нещадно стянутые лифчиком. Я не удержался и стал целовать их, расстегивая неподатливую застежку бюстгальтера. Наконец, и она поддалась моим стараниям и ее роскошный бюст выпорхнул на свободу. Она игриво качнула грудью. Я поймал губами сосок. Его розовая плоть мгновенно набухла и затвердела под моим языком. Я повторил этот фокус и с другой ее грудью. В тот момент она была просто прекрасна: она сидела на столе, опершись сзади на одну руку. Другой рукой она сильно мяла свою грудь. Я стянул с нее колготки, а затем и тоненькие трусики, непонятно что призванные прикрывать. Она осталась сидеть на столе только в задранной до пояса юбке и заколке в волосах. Маринка поставила ноги на стол, очень широко развела их, ввела два пальца себе в дырочку, стала двигать ими туда-сюда и спросила: «Ну что, нравится? » Мой член рвался в бой. Я вошел в нее довольно резко. Ее горячая мокрая киска буквально проглатывала. Марина задыхалась от удовольствия: «Давай, еби меня! Да, я хочу этого! », и далее в том же духе. Она взяла мою руку, положила себе на грудь и довольно сильно сжала. Поняв намек, я стал тискать ее груди и щекотать соски. Ее груди стали тверже и даже, кажется, увеличились в размерах. Марина громко стонала уже не останавливаясь. Вдруг ее тело напряглось, она обняла меня ногами и положила руку себе на киску. Ее пальцы замелькали на клиторе. Она кончала, чуть не крича от удовольствия. Она не замечала этого и продолжала громко стонать, лаская свою киску. Давал себя знать бурный оргазм и большое количество выпитого. Я положил ее ноги себе на плечи, провел пару раз членом между губок, дополнительно намочив его, приставил его к мокрому Маринкиному анусу и надавил. Член довольно легко пошел внутрь. Вконец обалдевшая Маринка спросила заплетающимся языком: «Что это ты делаешь? В задницу меня трахнуть собрался? Но я был уже внутри. Ее лицо исказила гримаса боли, она напрягла и сжала ноги. А я продолжал трахать. «Малышка, а у тебя классная задница, приятно тебя в нее иметь! Марина слабо улыбнулась и попыталась расслабиться. Удалось это ей довольно легко - алкоголь и недавний оргазм срывали все комплексы и тормоза. Я широко развел перед собой ее ноги. Мне открылся великолепный вид: ее мокрая широко раскрывшаяся только что оттраханная киска, большие красивые судорожно вздымающиеся груди, с вновь затвердевшими сосками, приоткрытый ротик… В голове билась гордая мысль: «Я лишил девственности попку такой роскошной женщины! Марина с трудом поднялась со стола. Я помог ей одеться. Веселье, тем временем, продолжалось. Одуревшая от пережитого, Марина уселась за столом, глядя в одну точку. Как я выяснил. В тот вечер ее трахнули еще дважды. При чем второй раз на полу, когда все уже разошлись. Вот такая вот музыка, такая, блин, вечная молодость. Тем временем я стал клеиться к еще одной нашей девице, по общему признанию обладательнице самой роскошной попки в компании. Кружась в танце, незаметно мы оказались все в том же женском туалете двумя этажами ниже. Татьяна в очередной раз впилась мне в губы и принялась расстегивать мои брюки, сказав: «Давай по быстрому! Дважды просить меня не пришлось. Я расстегнул ее брюки, она тут же сняла их и положила на соседний умывальник. Сама встала ко мне спиной и наклонилась. Мой член принял боевую стойку и, мгновение спустя оказался во влагалище моей подружки. Таня заизвивалась, заохала отдаваясь. Я ласкал ее попку, мял ее, легонько пошлепывал. Таня отвечала игривым вилянием задиком. Я смотрел на ее анус, щекотал его большим пальцем. Трахнуть ее в попку стало уже моей навязчивой мыслью. Наконец я не выдержал, вынул член из ее гладко выбритой киски и стал вводить его в попку. Вон ты чего умеешь! », совершенно неожиданно для меня сказала Таня. Трахаться в попку для нее явно было не впервой. Я даже несколько расстроился. Однако, скоро расстройство прошло, я забыл обо всем кроме ее роскошной попки, нежно сжимающей мой член. », упрашивала меня Таня «Я так люблю это! », почти прокричала. Нас били судороги оргазма. Мы стояли, прислонившись к холодной кафельной стене и нежно целовались. В дальнейшем стало совершенно очевидно, что на такое количество подружек меня однозначно не хватит. Так что пришлось делать выбор. Беглянка из Тбилиси Категория: А в попку лучше Автор: Федоров Название: Беглянка из Тбилиси За рулем «девятки» была молодая черноволосая девушка. Машину она вела быстро и уверенно, на поворотах закладывала лихие виражи. Пока она ехала пустой в поисках клиента, на заднем сиденье молча сидела ее пятилетняя дочь. Когда в машину набивались люди — часто пьяные и веселые, так как молодая грузинка работала по ночам, девочка втискивалась в пространство между сиденьем водителя и дверью и все время стояла там, вцепившись в мамину руку. Тамара переехала в Москву вместе с двухлетней дочерью в 1995 году. Ее муж куда-то исчез сразу после рождения ребенка, и все эти долгие, холодные и голодные два года Тамара перебивалась как могла случайными заработками, стараясь не очень влезать в пенсию своей матушки. Потом она получила письмо от своей двоюродной тетки, в котором та писала, что может приютить ее на некоторое время в своей новой квартире в Москве. В письме говорилось о том, что земляки помогут ей найти работу, она сможет снять себе отдельную комнату и встать на ноги. Понимая, что жизнь в Москве сытая и богатая, Тамара тут же собралась в дорогу и уехала, взяв с собой небольшой чемоданчик и укутанную дочь. В Москве она некоторое время жила у тетки и ходила работать на овощной рынок поблизости, вырывая по полчаса, чтобы прибежать домой и накормить дочь. Ее красота тут же привлекла к себе внимание многих мужчин, торговавших на рынке. Даже славяне, продававшие с грузовика картошку, заигрывали с. Неизвестно, как долго бы все это продолжалось, если бы она случайно не познакомилась с Отари. Это был очень богатый грузин, наверное вор в законе, судя по тому уважению с которым с ним разговаривали местные бандиты. Отари снял для нее двухкомнатную квартиру в районе Строгино, и, устроив небольшую прощальную вечеринку для своей тетки и нескольких торговцев-сменщиков с рынка, Тамара переехала вместе с дочерью в отдельную квартиру. Она прекрасно отдавала себе отчет в том, кем она становится. Быть любовницей и содержанкой богатого и влиятельного человека — это примерно на полпути к обыкновенной проституции. И то, и другое сводится к продаже своего тела. Надо сказать, что ее тело можно было очень дорого продать, если оценивать его на аукционе для богатых и высокопоставленных господ, наподобие Отари. Если в честном состязании тугих кошельков добиваться обладания ею. Будучи среднего роста, Тамара имела очень стройную фигуру и длинные ноги. Ее прямая спина и величественная походка наводили на мысль о профессиональных занятиях балетом. Но она никогда не занималась балетом. Еще в юном возрасте, когда ей было всего четырнадцать или пятнадцать лет, у нее выросла большая грудь. Это стало постоянным источником ее смущения, а также вечным раздражителем для всего мужского пола, от подростков ее возраста, до седых, степенных стариков, прогуливавшихся по бульварам Тбилиси. Кормление грудью дочери нисколько не испортило великолепную форму двух полных, грушеобразных, наполненных до тугости грудей с большими плоскими коричневыми сосками. Собственно, ее прямая походка с твердой, как доска, спиной и была вызвана значительным весом ее плавно колыхавшихся сосцов. Отари, несмотря на свой возраст под пятьдесят, был во власти комплекса похожего на неосознанное стремление к матери, только со значительным сексуальным подтекстом. Именно поэтому он был сразу покорен полной грудью Тамары и пошел даже на то, чтобы сделать ее своей постоянной любовницей. Он приходил к ней не чаще двух раз в неделю. Его слабости и пристрастия скоро стали известны Тамаре и она удовлетворяла его, как никакая другая любовница, несмотря на то, что их встречи носили мимолетный характер. Хотя они имели обыкновение раздеваться догола при занятиях сексом — за чем он, собственно говоря, и приходил - Отари никогда не выключал свой сотовый телефон и мог ответить на звонок в разгаре любовной страсти. Тамара же из-за особенностей его предпочтений в сексе никогда особенно не возбуждалась, не говоря уже об оргазме. Отари пришел к ней около семи вечера. Сначала, как всегда, обе комнаты осмотрели двое телохранителей, бывшие чемпионы страны по боксу. Тамара чуть-чуть сморщила нос, наблюдая за тем, как они заглядывают за занавески и смотрят под кровать. Кровать была американская — уотербед — и заглядывать под нее не имело смысла, так она плотно стола на полу всем кирпичом своей массивной конструкции. Она не любила спать в ней из-за неприятных ассоциаций и уходила в комнату дочери, где они спали обнявшись на диване. Заглянув в холодильник, Идиоты! Но Отари всегда приходил к ней мрачным, и на вопросы о том, что случилось, ничего не отвечал. Он тут же направился в ванную и включил там душ. Тамара уже ждала его, поэтому была одета лишь в легкое шелковое кимоно, едва доходящее до ее круглых и мягких колен. Через некоторое время из ванны вышел Отари, запахивая на ходу широкий махровый халат. Для начала он уселся в велюровое кресло и набрал чей-то номер телефона. «Ну так, харашо, дарагой, буду тебя ждать! », сказал Отари и отключил мобильный телефон. Он поднял свои немного усталые глаза на любовницу их взгляды скрестились. Из огромных черных глаз Тамары исходило холодное пламя. Она потупила взгляд и потянула за пояс кимоно. Легкая шелковая ткань скользнула на пол. Женщина осталась в одних узких черных трусиках, выгодно подчеркивающих ее фигуру, походящую своими крутыми изгибами на колбу песочных часов. Несколько шагов к креслу, тяжелое покачивание ничем не прикрытых тяжелых грудей, и она уже на коленях перед пожилым и усталым бизнесменом, которому больше подошел бы глубокий сон, чем активные занятия любовью. Иногда она думала, что он приходит к ней лишь для имиджа — у такого богатого человека должна быть очень красивая любовница. Тем не менее, за шесть месяцев их «совместной» жизни у них выработалась некая рутина, и Тамара прекрасно знала с чего ей начинать. Под махровым халатом в окружении седых и темных волос, его пенис лежал мягким клубком на мохнатом бедре. Тамара несколько раз лизнула по темной коже ствола, затем осторожно оттянула двумя пальцами крайнюю плоть и взяла головку в рот. Когда его член стал достаточно твердым, она начала глубоко заглатывать его, так что головка уходила прямо внутрь ее горла, а свернутые колечком губы почти достигали морщинистого кошелька мошонки. Отари издал гортанный звук, что-то вроде одобрения. Тогда она свела вместе свои полные и мягкие груди и поместила его блестящий от слюны член в узкую расщелину между. Отари откинул голову назад и полностью отдался умопомрачительному ощущению. Некоторое время она медленно массировала своими крупными белыми грудями его напрягшийся член. Дыхание грузина начало понемногу учащаться. Он приподнял голову и с видимым трудом открыл налитые кровью усталые. Тамара пристально смотрела ему в лицо, ее прямой немигающий взгляд был почти дерзок. Отари слегка заерзал в кресле, он не должен был еще кончать, она явно торопила события. Наконец она прекратила размеренные движения и выпустила его член из мягкого, теплого плена. Тамара встала и подошла к столику у огромной, занимающей почти треть комнаты, кровати. Из верхнего ящика она достала небольшую плоскую баночку с вазелином, открыла ее и положила крышечку рядом с баночкой. Обеими руками она быстро стянула свои черные трусики и присела на корточки боком к своему любовнику. Проведя указательным пальцем по желтоватой массе, она осторожно завела руку со смазкой за спину и начала медленно втирать мазь между ягодиц. Отари сидел весь багровый от напряжения, его орган слегка вздрагивал от напряжения. Обычно он просил ее повернуться спиной, чтобы не пропустить возбуждающего зрелища, но сейчас он просто сидел мешком в кресле и довольно громко сопел. Тамара набрала еще немного вазелина на средний палец и медленно ввела его в теплую кишку через размякшее кольцо ануса, стараясь пронести всю смазку на кончике пальца внутрь. Она уже привыкла это делать, поэтому с некоторого времени это даже начало доставлять ей удовольствие. Атари начал гладить свой член, полностью закрывая кожей надутый каштан головки, и затем медленно оттягивая крайнюю плоть к корню. Тамара легла прямо на пол и закинула свои стройные ноги к голове, легко приняв что-то наподобие стойки на плечах. Пышная копна черных волос разметалась по светлому ворсу ковра. Ее мягкая грудь почти закрывала ее горло, а слегка согнутые в коленях ноги расходились, как ножницы, в разные стороны. Теперь у Отари был прекрасный вид на ее поросшую редкими курчавыми волосами промежность и — подобно брильянту в оправе — блестящую ямку слегка открытого сфинктера. Отари медленно подошел к стоявшей на плечах в неестественной позе девушке и обеими большими пальцами раздвинул ее белые ягодицы. Анус слегка подмигнул ему, сжавшись, а затем вновь медленно, как цветок, раскрыл свой бутон. Без лишних приготовлений Отари наставил багровую головку к приоткрытому отверстию и сделал небольшое движение, как будто застегивая широкую пуговицу. Его головка легко оказалась внутри. », - предупредила Тамара, чтобы он не слишком спешил. «Ну гэшения нураприс», - ответил Отари. Он слегка надавил на член и, глядя, как он постепенно исчезает за растянутым блестящим мускульным кольцом, спросил: «Рогор бавшви? Тамара не чувствовала боли — только тупое ощущение от проникавшего в ее внутренности горячего и толстого предмета. «Какое тебе дело до моего ребенка? » — подумала она, но все же ответила ему: «Бавшви тамашобс. Отари замолчал, сосредоточившись на плавных движениях тазом вперед и. Его член легко скользил в смазанном рукаве. Когда он уходил внутрь, небольшая розовая полоска, окаймляющая его ствол, исчезала, когда движение шло обратно, розовое кольцо слегка выступало наружу вместе с движением члена. Отари завороженно наблюдал за всей этой сложной механикой. Его дыхание участилось, но он еще не хотел кончать. «Я ей достаточно плачу, чтобы она молча терпела меня эти полчаса», - думал он, ритмичными движениями загоняя и вытаскивая член. Довольно скоро он заметно устал и движения стали замедленными. Резко выдернув пенис из скользкой кишки и не без удовольствия услышав чмокающий звук пробки, Отари слегка хлопнул Тамару по ягодице, чтобы она перевернулась. Он не любил, чтобы она видела его лицо, когда он кончал. Тамара встала на колени на кровать и подложила себе подушку под голову. Затем она легла лицом на подушку и выгнула спину, выставляя напоказ свои широкие круглые ягодицы. Отари опять вошел в нее и начал уже серьезно работать в ее прямой кишке. По его обнаженной волосатой груди стекал липкий пот. Он уже почти задыхался, чувствуя как обильный заряд спермы подступает к его корню. Наконец фонтаны белой, вязкой жидкости начали изливаться во внутренности Тамары. Отари рычал как зверь, вонзая ногти в мягкие бедра своей любовницы. Потом он замер, свесив голову и тяжело дыша. Довольно быстро его пенис уменьшился и выскользнул из противоестественного футляра. Тамара прижала бумажную салфетку к отверстию заднего прохода и направилась в туалет. Следом за ней поплелся ее любовник. Потом, когда он уже оделся и, как обычно, положил в тумбочку пятьсот долларов, Тамара спросила: «Родис мокхвал? Отари немного помолчал, пристально на нее посмотрел, затем неохотно вымолвил: «Мовал, ротса мзадвикнеби». Он ушел, и Тамара опять закрылась на оба замка. Через день она собрала все свои вещи и тайно бежала вместе с ребенком. Ее накопления позволили ей снять однокомнатную квартиру на окраине города и купить относительно новую «девятку». Случайной встречи с Отари или с кем-нибудь из знакомых она не боялась — Москва город большой. Варя и Содомский Бизнес Категория: А в попку лучше Автор: Федоров Название: Варя и Содомский Бизнес Исповедь анальной проститутки ГЛАВА 1. Я закончила школу с золотой медалью и поступила на филфак, с которого позже мне пришлось уйти. Так как же все таки я стала проституткой? Вообще-то, еще с тех самых пор, когда начало проявляться мое сексуальное влечение, я придумывала себе яркие, зачастую необычные фантазии. Затем, все чаще и чаще эти фантазии стали складываться вокруг профессионального секса или проституции. Не знаю почему, но меня страшно возбуждала мысль, что можно зарабатывать деньги на сексе. Для меня, быть проституткой звучало гораздо заманчивее, чем быть банкиром или, к примеру, депутатом. Но давайте на минуту посмотрим правде в. Разве есть на свете женщины, которые могут утверждать, что они никогда не задумывались о том, как можно зарабатывать деньги на обслуживании клиентов. Лично для меня такие мысли уже давно стали фантазией номер. Не могу даже сказать, сколько раз я дрочила ночью, представляя себя проституткой в грязных, развратных сценах. Но с тех пор, как я стала ходить на факультатив по интернет-литературе, который вел один классный профессор, эти фантазии стали еще живее и ярче. Профессор Песков, ставший моим куратором, дал нам задание прочитать несколько книг с мемуарами одного довольно известного в преступном мире сутенера - кавказца по происхождению. Вы может быть слышали о нем и о его книгах. Это были истории из жизни сутенера и его проституток в Москве, и эти книги просто затмили для меня все на свете. Я просто потеряла чувство реальности из-за. Я читала их в постели ночью в моей комнате в общежитии, но только когда не было моей соседки по комнате, чтобы мне никто не мешал. Я садилась, опершись спиной на подушки и пропустив одну руку между ног, чтобы теребить клитор, пока я читала о всевозможных похождениях сутенера и его шлюх в Москве. Эти рассказы так возбуждали меня! Бывало, я перечитывала некоторые абзацы по несколько раз, пока не кончала на описании какой-нибудь особенно возбуждающей сцены. И читая, я обычно представляла себя в роли одной из девушек, мысленно переносясь в сексуальные сцены, описанные этим замечательным кавказцем-сутенером. Знаете, я родилась и выросла в Рязани, среди типичных советских семей, где у всех на уме только и было, что уборка, стирка, покупка продуктов. Но пока мои подруги в институте мечтали выскочить замуж за банкира или телезвезду, чтобы отправиться вместе на Средиземное море, я постоянно фантазировала, представляя себя проституткой со свои сутенером, живущей в гостиничном номере. Мне так понравились эти книги, что я решила написать по ним курсовую. Я назвала работу «Психология отношений между сутенером и проституткой в романах. Я получила 5+ за свою работу и мой куратор сказал, что ему очень понравилось, поэтому он попросил меня подойти к нему в кабинет, чтобы еще раз обсудить мою курсовую. Это мое настоящее имя - Варвара. Но я всех прошу называть меня Варей, особенно с тех пор, как я начала обслуживать клиентов. Мой профессор был очень красивым мужчиной, на вид ему было около пятидесяти, поэтому я наверняка знала, что он женат. Однако это не помешало мне слегка втюриться в. Пожилые мужчины иногда бывают такими сексуальными! Как ты знаешь, голь на выдумки хитра. Женщина становится проституткой, потому что у нее нет другого выбора, и т. Конечно, во всем этом есть доля правды. Слово «проститутка» звучит как-то по-медицински. Мне больше нравится слово «шлюха». Мы долго молчали и смотрели друг на друга. Такое имя мне больше нравилось, особенно когда я представляла себя в роли проститутки. У моего профессора была очень развита интуиция, хотя он и ошибался насчет того, что у меня уже был опыт в этой области. Его догадка, однако, вызвала у меня странное возбуждение. Я понимаю, что у вас могло возникнуть такое ощущение. Хотя на самом деле, у меня совершенно нет опыта в этом деле. Опять установилось долгое молчание. Я наклонилась вперед и посмотрела ему прямо в. Особенно после прочтения книг, которые вы нам задавали. И затем профессор Песков сделал то, что я буду помнить всю свою жизнь. Он вытащил бумажник и дал мне двести долларов. Вот мои фантазии о том, как стать проституткой, начали становиться реальностью. И сейчас, впервые в жизни мне предлагали деньги за секс. У меня появилась возможность стать самой настоящей, всамделишной шлюхой! Всего двести баксов, - сказала я, поворачивая в руках бумажки. Хотя внешне я казалась спокойной и уравновешенной, сейчас, когда я внезапно поняла, что отступать некуда, мое сердце забилось со скоростью отбойного молотка. Я расстегнула блузку и обнажила свои груди. Я стащила их вниз, и увидела, что он был еще мягкий, поэтому я немного подрочила его, чтобы он набух. Затем я опустилась на колени, мельком глянула в лицо профессора и обхватила губами его член. Мне было уже двадцать лет, и я брала в рот не один член, но это был первый, который я сосала за деньги - за самые настоящие, конвертируемые доллары! Уже через несколько секунд профессорский пенис стал в моем рту совсем твердым, а через минуту его твердый член начал пульсировать и пускать струйки, освобождаясь от своего груза. Я проглотила все до последней капли, похотливо облизывая губы. И мы можем заняться еще чем-нибудь интересным. После того, как он кончил, он стал выглядеть несколько смущенно и пытался отвести в сторону свой взгляд. Я не могла поверить, как быстро я входила в роль. Пожалуй, все мои предыдущие фантазии плюс чтение этих книжек давали свои плоды. Не верьте тем, кто говорит, что из книг ничему не научишься! Его глаза вперились в мою толстогубую вульву, как два прожектора, пока я держала задранную юбку, чтобы он мог посмотреть. Затем я села на край его письменного стола, подняла и раздвинула ноги, чтобы он еще лучше увидел мою узкую, длинную щель. И потом я вышла на улицу, чувствуя холодное дуновение осеннего воздуха у себя под юбкой! Профессор Песков стал моим первым клиентом, и на какое-то время единственным. Так же как у меня фантазии о блядстве занимали все мое время, у него постоянно были мечты о том, как он пользуется услугами проститутки и платит за это, несмотря на то, что он был очень красивым и притягательным мужчиной, и пожалуй мог переспать с любой студенткой из нашего института, стоило ему только этого захотеть. Но мне он за это платил, а они бы небось выстроились в очередь, чтобы он трахнул их бесплатно. Он признался мне, что он уже пользовался услугами жриц любви. И то, что он дал нам задание по эти книгам, было отчасти вызвано его интересом к проституции. Поэтому, когда он прочел мою работу и сразу догадался, что проституция и сами шлюхи занимали меня не меньше, чем его самого, он признался, что не мог не вызвать меня в свой кабинет и сделать мне это дерзкое предложение. А за первым разом последовали многие. В течение всего семестра я сосала и трахалась с ним раз в неделю, и он всегда мне за это платил. Однажды, он предложил мне пятьсот долларов за то, чтобы я разрешила ему взять меня в зад. Он, дурачок, и не знал, что я бы позволила ему это сделать за обычную плату. Я всегда любила анальный секс. Мне за это не надо доплачивать. Хотя я и научилась оборачивать в свою пользу тот факт, что мужчины охотно платили сверху за это особенное удовольствие, в котором им отказывали многие их жены и любовницы. После того первого раза, когда он втиснул свой член в мою девичью тугую попку, профессор Песков уже ничем другим не желал заниматься. И я с удовольствием брала у него пять сотен за каждый такой случай. Блин, я только за тот семестр накопила десять тысяч баксов, и от одного единственного клиента. И он, конечно, поставил мне на экзамене пятерку! Но все внезапно кончилось, когда его жена нашла пару трусиков, которые я ему подарила в тот первый день. Она наехала на него и он сломался, сказав, что встречался с проституткой. Она еще сильнее нажала на него, и он был вынужден признаться, что проституткой была одна из студенток, а именно я! Устроили огромный скандал, и я была вынуждена уйти в академ. Но к тому времени я была уже готова посвятить себя своему истинному призванию. Мне и так уже надоело высшее образование. Единственное образование, которое меня интересовало, была арифметика, которая мне понадобится, когда я стану складывать мои доходы, полученные от продажи своего тела. Я осталась в Москве. Я как-то прочитала в газетной статье о кабаках, где собираются шлюхи их сутенеры. Естественно, я тоже стала туда ходить, и уже в первый день я познакомилась с «Дядей Арменом», сутенером-кавказцем, который был копией персонажа из прочитанных мною книг. Короче говоря, так как мне нужно переходить к следующей истории, Дядя стал моим сутенером и я обслуживала для него клиентов в течение трех лет. Часто рассказывают о сутенерах, которые издеваются над молоденькими шлюшками. Некоторые наверняка это делают, но только не Дядя, и только не со. И потом, я ведь была умнее и отличалась большей сообразительностью, чем обычная уличная шлюха. К тому же мне нравилось иметь сутенера, в отличие от некоторых, тех что ненавидели своих хозяев. Я занималась всем понемногу. Я ходила по Тверской. Я работала в кабаках. Я выполняла свою работу в евро-апартаментах в высотке на Котельнической, которые Дядя снимал для меня и остальных пяти девушек, которые работали на. Некоторые ни за что не станут работать на сутенера, но на той стадии моей карьеры работа на сутенера была частью моих фантазий, вызванных книжками, что я читала в институте. И потом, он тоже был кавказцем и тоже водил новый Мерс! Однако работа проституткой быстро изматывает. Поэтому умная девчонка устраивает себе перерывы, иногда ненадолго, иногда навсегда. Так что после трех лет обслуживания клиентов я решила завязать. Дядя воспринял это спокойно, по крайней мере сначала. У него было несколько других девочек, чтобы зарабатывать бабки, которых, кстати, я сама и помогла ему завербовать. Плюс к этому, он и я всегда отлично ладили между. Он был очень умный мужик, хотя и работал в той сфере, где в основном собираются не очень умные типы, поэтому мы быстро обнаружили в себе внутреннее сходство. Мы даже беседовали на философские и литературные темы. На первый взгляд, люди думали, что он просто накачанный бандит. Но он был совсем не. Он был игроком, серьезным и умным игроком. К счастью, в отличие от некоторых подрабатывающих девушек, у меня была классная фигура. Я всегда ходила в спортзал после занятий в школе, а потом и в институте, поэтому я была стройной и подтянутой. Плюс к этому, природа наградила меня плавными и округлыми формами, с большими, налитыми сиськами и упругой, круглой попой. Кроме того, я почти пять лет ходила на занятия современными танцами. Поэтому, имея от природы пышные формы изучив танцы, в совокупности с опытом от проституции, давшей мне знания того, от чего мужчины балдеют, я легко смогла получить работу в стриптизе. Там не так хорошо платили, как за обслуживание клиентов, но мне хватало, и жизнь была полегче. Как-то вечером, где-то через год после того, как я ушла от Дяди и перестала работать проституткой, я пошла к нему на хату, чтобы поздравить его с днем рождения - ему стукнул тридцатник. Хотя я на него уже не работала, я всегда была желанной гостью в его хавире. Я знала нескольких шмар, работавших на него, и поддерживала с ними дружеские отношения. Я даже была наставницей для некоторых из. Шлюхи часто ненавидят друг друга, их переполняет злость и зависть. Я всегда имела хорошие отношения с другими проститутками. Мне Дядя даже как-то сказал, что из меня выйдет неплохая бандерша, и что я должна непременно попробовать поработать. Его совет засел у меня в голове, и, в конце концов, воплотился в историю, которую я скоро расскажу. Я пришла к Дяде буквально десять минут назад, и мы только начали отмечать, как вдруг случилась эта дикая сцена. Дядя посадил себе на колени одну из своих новых телок, Дуньку, яркую блондинку с Украины. Сразу было видно по тому, как он воркует над ней, что она была его любимицей из новых шлюх. Не зная порядков в его хавире, она естественно воображала о себе что-то особенное. Я видела это по самодовольному выражению на ее лице и по ее поведению, словно говорящему, что Дядя принадлежал только ей одной, и больше никому. Вдруг открылась дверь и в комнату ворвалась Маша. Маша была красивой смуглой проституткой. Дядя и я завербовали ее во время поездки в Крым, и я помогала ей освоить новую профессию. После того, как я ушла год назад от Дяди, она заняла мое место проститутки номер. Теперь Маша холодным взглядом уставилась на Дядю и Дуню, слегка покраснев от злости. Молодые и необученные шлюхи должны относиться с уважением к своим более опытным сестрам, или хотя бы делать вид. Я почувствовала, что сейчас полетит шерсть. Как дикая кошка, Маша ринулась на Дуньку и обе тут же начались месить друг друга изо всех сил, пуская в ход когти и превращая в лохмотья свои платья. Дядя держался за живот и хохотал что было сил, наблюдая за дракой двух сучек, полный гордости, как шмаровоз, за которого бьются кошелки. Дядя и я обменялись многозначительным взглядом. Обе телки махались так сильно, что скоро вся их одежда превратилась в разодранные тряпки. Это всем молодым шлюхам надо зарубить себе на носу. Что старая шлюха будет драться до смерти, но не позволит одержать над собой победу. Именно это и доказала сейчас Маша, преподав молодой проститутке урок вежливости. Ей удалось завалить Дуньку на живот на кровати и сесть на нее, пока та визжала, как недорезанная, пытаясь освободиться. Тут я увидела, что у Дяди встал член, он поправлял на себе ширинку брюк. Он всегда возбуждался при виде телок, которые дерутся из-за. Меня такая ерунда никогда не интересовала, и Дядя с уважением относился к моей мудрости и выдержке. Вообще-то, мы часто вместе с удовольствием наблюдали за такими сценами, когда из-за него возникали драки среди буйных проституток. Не знаю, то ли это было из-за спектакля, разыгранного перед нами шлюхами, или причиной было видимое возбуждение самого Дяди, но я почувствовала нарастающий жар в своем животе. Поэтому, будучи почетной проституткой в его хавире, я наклонилась к Дяде, потянула вниз его молнию и вытащила его большой, черный член, который я знала, как свои пять пальцев. Маша, увидев что я делаю, улыбнулась. Она была совсем не против дать мне немного поиграть с Дядей. В конце концов, она знала, что мне это было и всегда будет позволено. Это новенькая, Дунька, вывела ее из себя, и ее следовало научить, что ее желания не самое главное в этой жизни. Поиграй с ним, потому что сейчас я вам устрою маленькое шоу. Затем Маша наклонилась к своей сумочке и вытащила из нее две пары наручников. Некоторые шлюхи носят их с собой для любителей. Она защелкнула каждую пару на Дунькиных запястьях, а затем пристегнула другие концы к решетке кровати. Дунька извивалась, как пришибленная белка, но она уже ничего не могла сделать. Маша быстро дала ей понять, кто в доме хозяин, и сейчас собиралась преподать ей жестокий урок. К тому же Маша была сильней, намного сильней. Маша жила у Дяди некоторое время, и я точно знала, что многие ее вещи еще оставались. Так что сейчас она подошла к шкафу, порылась в нем и вытащила свою любимую игрушку. Дядя и я улыбнулись, когда увидели огромный, черный кожаный фаллос со шлеей для пристегивания; мы оба были в курсе, что Маша обожала его надевать. Маша стала в последнее время специализироваться на мазохистах, которым нравятся такие вещи, и ее часто просили одеть этот искусственный член. Как-то пару раз, Маша и я участвовали вместе в такой сцене, когда мы по очереди надевали фаллос и заебали одного мужика в жопу до беспамятства. Сейчас, притихшая Дуня смотрела, как Маша пристегнула на себе член и торжествующе прошлась прямо перед. Прикованной к постели Дуне оставалось только смотреть, и вид у нее был совершенно ошеломленный, когда она взглянула на гигантский кожаный фаллос на ремешках. Хотя по ее виду нельзя было сказать от чего она была ошеломлена больше - от страха, или от похоти и желания. Что я собираюсь делать с этим? Маша остановилась, поглаживая кожаный член длиной в двадцать пять, а то и больше сантиметров. И сегодня ты у меня покукарекаешь, - сказала Маша. У Дуни чуть челюсть не отвалилась, когда она это услышала. После этого Маша подошла прямо к лицу Дуньки, помахивая кожаным членом перед ее глазами, и затем хлестнула им несколько раз по ее щекам. Так ты получишь большой, черный хуй, только он будет не Дядин. По правде, это я сейчас имела Дядин толстый, черный член в своем кулаке, который я медленно водила вверх и вниз, пока мы наблюдали за обещанным спектаклем. А вот этот член для таких наглых кошелок, как. Маша хлестнула Дуню по лицу. У Дуньки была на лице слегка придурковатая мина, как будто ей все это начинало нравится. Вдруг, поменявшись в лице, Дуня раскрыла губы, и Маша втолкнула ей в рот кожаный член, который был неотличим от настоящего. Было что-то такое в выражении Дуниных глаз, что вызвало у меня мысль о том, что часть ее кайфует от того, что Маша хлещет ее по лицу, унижает ее, а она все равно остается дерзкой и нахальной. Мне нравится, когда шлюхи так себя ведут - с одной стороны покорившись силе, а с другой - остаются наглыми и непокорными. Сейчас Маша опять запустила руку в сумочку и вытащила оттуда тюбик вазелина. Большинство проституток носит с собой вазелин, особенно те, кто трахается в анал, как Маша. Или как я, когда я еще подставляла свою задницу клиентам. Дядя обнял меня одной сильной рукой, пока я массировала его дрын, наблюдая за бесстыдным действом перед нами. Маша выдавила достаточно вазелина на кончики пальцев и, прижав Дуньку одной рукой к кровати, шлепнула мазь между булок, втирая ее в щель. И затем, одним безжалостным, жестоким толчком она вогнала свой большой кожаный фаллос глубоко в Дунину кишку. Дунька начала вопить, как свинья недорезанная, но я видела, что она прикидывается. До меня уже доходили слухи о. Я знала, что она, как и большинство девочек в Дядиной конюшне, любила, когда ей прочищали дымоход, и часто сама об этом просила. Насчет себя я точно это знала. А про Дуньку даже говорили, что она слегка поехала на этой теме, став настоящей шоколадницей. Я уверена на все сто, что Дядя не раз растягивал ее баранку. До нее вдруг дошло, что это не клиент дуплил ее в зад за двести баксов, и не Дядя чистил ей трубу, как ее хозяин и командир, а всего навсего другая проститутка, которая приковала ее к кровати и сейчас принуждала ее к этому жестокому анальному совокуплению. Вот что я делаю. Я знала, что Дуня возбудилась от этого, и отчасти ее возбуждало унижение, которому она подверглась. Маша тоже это знала. Прижатая к постели, прикованная обеими руками к спинке кровати и по принуждению принимающая в анус огромный кожаный член от старшей проститутки, пока ее кот наблюдал за всем, Дунька все еще пыталась оскорблять Машу. Ты все это делаешь, потому что знаешь, что Дядя любит меня больше чем. Он любит мою нежную, тесную, молодую люсю, а не только мой зад. А у тебя единственное узкое место - это жопа! Все это было неправдой. Маша и я говорили об этом, и никто не мог так сжимать мускулы, как Маша. Даже клиенты говорили, что у нее влагалище, как у целки. Я отчетливо помнила, как Дядя помогал мне «ввести в курс дела» Машу, делая с ней то, что она сейчас делала с Дуней, пристегнув к себе большой фаллос и трахая ее в попу. Я обожала заезжать ей в шоколадный цех в то время, и я уверена, что именно тогда она вошла во вкус и полюбила надевать на себя эту игрушку на ремешках. Вы бы удивились, если бы узнали, как часто мужики просят проституток сделать это с. Вот почему умная, уважающая себя шлюха всегда имеет с собой пристегивающийся член, а лучше несколько и разных размеров. Ну, в общем, Маша и Дуня быстро вошли в ритм безобразного анального сношения. Маша въезжала со всей силой в весьма податливую Дунину задницу, а Дуня несдержанно кричала, толкая зад навстречу члену, жадно принимая в глубину попы весь, до последнего сантиметра, кожаный елдак. Дядя и я следили за увлекательным шоу, словно завороженные похотливым зрелищем. Его член стал таким твердым на ощупь, словно собирался вот-вот взорваться. Она знала, что если я назвала ее сукой, то это было всего лишь в шутку. Ни Маше, ни Дуне не выпало чести разгрузить сегодня Дядю, а. И тогда, повернув голову, чтобы продолжать видеть спектакль, я серьезно занялась своим бывшим сутенером. Через минуту он выстрелил жирную порцию мне в рот. Хотя он и был только что боеспособным мужиком с твердым членом, я знала, что после того, как он кончил, от него не будет толку часов двенадцать. Единственное, что ему теперь хотелось - это спать. Поэтому я испытала удовлетворение, которое могут испытывать только ветераны, зная что ни Дуня, ни Маша не получат удовольствия от твердого Дядиного члена. Этот член достался мне одной! Анальная арфистка Категория: А в попку лучше Автор: Федоров Название: Анальная арфистка Больше всего на свете Полина не любила две вещи: свое собственное имя и арфу. И тем и другим она была обязана своей мамочке. Когда Полина окончила музыкальную школу по классу фортепиано, ее мать веско промолвила: «Наша дочь будет играть на арфе». И хотя Полина не питала к своей мамочке ни малейшего уважения, ей пришлось подчиниться. На сторону мамочки встал отец, которого она боготворила и немного побаивалась. », - сказал он, и Полина поступила в училище на отделение щипковых, класс арфы. Арфу не надо было таскать на себе, а для домашних занятий ей выделили комнату в их просторной пяти-комнатной квартире на Арбате. Ее отец работал важным начальником в нефтегазовом министерстве, поэтому он мог бы легко ей купить для занятий орган вместе с кирхой средних размеров. Полина была высокой и красивой девушкой. Ее рыжие волосы были настолько густы и неподатливы, что напоминали медную проволоку. От матери она унаследовала не только шевелюру ярких вьющихся волос, но и зеленые, как изумруд, глаза и молочно-белую кожу. Вокруг ее точеного носика густой россыпью расходились веснушки.


Другие статьи на тему:



 
Copyright © 2006-2016
rehability.ru